Please reload

Недавние посты

Что мы даем детям, когда их учим? (Или ожидания от школы Монтессори)

March 19, 2017

1/8
Please reload

Избранные посты

Очевидное – невероятное: кому адресован школьный учебник?

 

Необходимым, сакральным элементом российской школы является учебник. В нашей ментальности школьники всегда ассоциируются с учебниками в портфелях или на углу парты, мы представляем себе школьника, читающего учебник и выполняющего по нему упражнения. Сейчас вокруг многих учебников, подозреваемых в некачественности, ведутся яростные баталии, особенно в родительском сообществе. Возникают даже предложения вернуться к некоторым учебникам XIX века. Все это вызывает непреодолимое желание подвергнуть основательному анализу и переосмыслению функции учебников и требования к ним, впрочем, как и в случаях со многими «священными», сакральными вещами. Для кого же и для чего предназначен учебник? 

Учебник выполняет в школе множество функций, зависящих от точки зрения на учебник: 
- с точки зрения учащегося; 
- с точки зрения родителя; 
- с точки зрения учителя; 
- с точки зрения системы образования в целом; 
- сточки зрения автора и издателя. 

Начнем, как это уже довольно редко стали делать, с начала, со взгляда на учебник с позиции учащегося. 

Учебник – это какая-то тяжелая хрень, которую заставляют таскать в школу, и в который никогда не заглядываешь по своему желанию. И еще – им можно драться на перемене. 

Да, именно так воспринимают учебник мной опрошенные учащиеся XI класса, и притом учащиеся довольно успешные. Они даже не могут подобрать для учебника какого-то конструктивного, функционального определения. Это тяжкая обуза, не вызывающая, никаких позитивных и определенных чувств, никакой благодарности и ощущения полезности. Учебник, не предназначен для того, чтобы его читать, тексты учебника, как правило, бессвязны, плохо отредактированы, написаны заумным наукообразным языком и перемежаются малосвязанными с ними иллюстрациями, врезками, выделенными определениями и правилами, а также достаточно бессмысленными вопросами и заданиями, больше относящимися к пространству смыслов автора учебника, чем к пространству смыслов, в котором живет ученик. Если бы учебников вдруг не стало, учащимся вздохнули бы свободнее и довольнее: жизнь их стала бы лучше. Учебник не предназначен, не адресован учащимся – это уж точно! 

С точки зрения учителя: 

Учебник – ненужное обременение или основное и почти единственное средство обучения? 

Учителя, вообще-то, делятся на две неравные категории. Для одной из них – учебник это проблема. Это педагогически грамотные, хорошо подготовленные, широкообразованные учителя, имеющие свой авторский взгляд на изучаемый предмет. Они самостоятельно выбирают последовательность тем в изучении предмета, создают свои рабочие программы по предмету, в течении многих лет накапливают дидактические задания и методические находки и приемы для уроков. Они хорошо видят ограниченность и недостатки каждого конкретного учебника, им значительно больше нравится составить собственную авторскую программу и лишь опираться сразу на несколько учебников разных авторов либо вообще обойтись без них. 

Вторую категорию учителей (угадайте, учителей какой категории больше?) составляют особы, имеющие узкий кругозор, слабо подготовленные по предмету, достаточно ограниченные в личностном плане. Для них учебник – спасение, палочка-выручалочка. По звонку они загоняют детей в класс, наводят тишину, а потом дают задание, глядя поверх голов: «Читаем параграф такой-то», «В тетради законспектируйте, перепишите наиболее важное, в своей тетради, и сдайте тетрадь на проверку!». Иногда такой учитель «объясняет материал», читая по своему давнишнему конспекту, вызывает их к доске отвечать на вопросы на повторение. На дом учащимся также задается выучить параграф, ответить на вопросы или порешать примеры и задачи в конце. Наиболее интересующимся, активным детям можно поручить сделать доклад на давно устоявшиеся темы, на которые полно рефератов в интернете. Таким образом, учитель действует как механизм, он может ничего не знать или попросту не вникать ни в содержание изучаемой темы, ни в психологию познавательной деятельности учащихся. 

Родители стали не менее важным субъектом образования, чем учителя (мы затрагивали эту тему ранее). Интересно, а чем же является учебник с точки зрения родителя? 

Учебник – катехизис для родителя. 

Для родителя учебник – священное писание, старый и новый заветы одновременно. Одновременно в том смысле, что родитель по учебнику контролирует (САМ, ПО СВОЕЙ ИНИЦИАТИВЕ!) что знает, а что не знает ребенок по предмету, и следит за тем, как ребенок учит домашние задания. Как правило, родитель требует от ребенка догматического воспроизведения текста учебника, например, пересказать заданные параграфы близко к тексту. Иногда, когда ситуация безнадежна, поясняет написанное в учебнике – поскольку недоступные детям тексты учебников уже более или менее доступны родителям. Именно на учебник опирается родитель, когда выполняет работу школы по обучению детей, то есть в наибольшей степень учебники адресованы именно родителям. Является учебник и средством проверки родителем учителя, всей школы. Понимает ли хоть что-то его ребенок в учебнике? Движется ли он по учебнику вперед в течение года? Если это нет, это повод забить тревогу, обратиться к директору или написать жалобу, куда повыше. Если его все устраивает – то, значит, система работает, со всех и взятки гладки.

Чем больше мы будем обдумывать это сложившееся со школьными учебниками положение, тем больше у нас будет возникать сомнений и вопросов о том, чем является учебник с точки зрения системы образования в целом: 

Учебник системообразующий компонент, «цементирующий» все образование в целом. 
Да, в российском образовании роль учебника исключительно велика. Посмотрите: дети не ценят и не понимают назначение и функции учебника, но их заставляют читать и конспектировать эти учебники малоквалифицированные учителя, стремящиеся снизить трудоемкость своей работы. По учебникам заставляют учить параграфы и решать задачи и примеры родители, выступающие в роли домашних педагогов-кустарей при выполнении детьми домашних заданий. 

Система управления образованием сама не знает, чему нужно учить, не несет в школы каких-то новых смыслов и проектов. Задача этой надстройки: контролировать, чтобы учителя вели запланированные заранее уроки (с помощью тарификации и расписания), учитывать статистику, как дети на эти уроки ходят, и при этом обеспечены утвержденными учебниками. Все! 

Больше ни во что не нужно вникать. Достаточно формального наличия набора документов: циклограммы приказов по школе, трудовых книжек учителей с отметками о пройденных курсах повышения квалификации, классных журналов, всяких программ (например, формирования метапредметных компетенций, не связанных с определенными предметами), утвержденные педсоветом локальные акты, учительские планы - конспекты уроков и т.д. 

В результате воз, которым является государственное образование в России, медленно, со скрипом, но движется вперед: учебник – это то, что фиксирует содержание образования и, вообще, связывает как цемент все детали махины российского образования как социального института. Без учебника никакого содержания у образования не было бы, и оно свелось бы к бесцельным посиделкам, бессвязным полубредовым рассказам учителей! 

Но есть еще одна важна точка зрения на учебники– это позиция автора и издателя. 

Учебник – это бизнес 
В школе СССР был один-единственный учебник по каждому предмету каждого класса для всех школ страны, ну, за исключением, спецшкол, школ с углубленным изучением того или иного предмета. Учебник воспринимался всеми субъектами образовательного процесса (и не только образовательного) как данность. Потом, в 1990-е годы, возникла вариативность, появилось множество параллельно используемых учебников. 

Выпуск учебников и торговля ими превратились в бизнес, особенно «подогреваемый» тем, что заставить раскупить новый массовый выпуск учебника всегда можно к новому учебному году (написав на титуле, что это новое издание, дополненное и исправленное), а эта торговля ведется не в розничном режиме, а в оптовом. Для закупки учебников выделяют бюджетные средства, а кое-где организованно собирают деньги с родителей. 

Выбор, какой учебник использовать, вроде бы, должна делать школа (и, действительно, в некоторых регионах в школах используются по 2-3 разных учебника в параллельных классах). Но «в менее некоторых» регионах выбор учебника осуществляют непонятно из каких (то есть вызывающих различные подозрения) соображений региональные власти – департаменты образования и ассоциированные с ними ИПКРО – так им удобнее. 

Издательства отчаянно воюют за долю рынка, жестоко «отживают» друг у друга учебники и авторов, не брезгуют очернительскими кампаниями, используют лоббирование в Думе. Так, недавно издательство-монополист «отжало» у множества издательств по меньше право выпускать их учебники, а также право на электронные учебники. 

Помимо барыша на продажах издательства не брезгуют кидать и обирать их авторов, лишая законного авторского вознаграждения. Например, автор книги не имеет возможности знать реальный тираж своей книги и оценить уровень причитающегося гонорара, все это - на откупе издательства, которое может ему заплатить 10-15 тыс. рублей за книгу, работа над которой заняла много месяцев или несколько лет, а может и прислать отчет о продажах, по которому он, автор, еще и останется должен издательству! 

Такая практика ведет только к одному эффекту: у нас в стране переводятся как вид талантливые авторы учебных пособий. Хорошим учебникам просто неоткуда взяться! Их может начать сочинять в начале карьеры как-нибудь честолюбивый юнец-аспирант, но, поднабравшись опыта, он, однозначно, бросит это безнадежное дело, как не приносящее сколько-нибудь весомого материального вознаграждения. 

А еще ведь есть институт методической и научной экспертизы учебников при его проведении на гриф министерства, заставляющий вспомнить крылатое «А судьи кто»? Казалось бы, убеленные сединами, умудренные наукой ученые пишут в своих рецензиях: «В наше время так учебники не пишутся …» или «Лично я не хотел бы, чтобы мой внук учился по такому учебнику…» Аппарат грифования учебников приводит к значительным деформациям авторских замыслов, концепций учебников, и необоснованным, случайным переделкам их текста и структуры в угоду вкусам отдельных, не вполне компетентных рецензентов. 
Контрольный вопрос: на кого же все-таки рассчитаны, какую роль играет современный школьный учебник? 

(Контрольный ответ: учебник - это навязанный продукт бизнеса, который выступает в качестве эталона содержания обучения и рассчитан на малообразованного и слабоподготовленного учителя и на обеспечивающего выполнение учеником домашних заданий родителя, косвенно контролирующего учебный процесс школы).

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Мы в соцсетях
Поиск по тегам
Please reload

Архив
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2014-2017 Alicevrn.ru. Все права защищены

  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Instagram Social Icon